fbpx
CLIMAX

Живи теперь с этим. «Чёрная вдова» Кейт Шортланд 

Живи теперь с этим. «Чёрная вдова» Кейт Шортланд 

Грустная сказка о том, чего уже не исправить

ВНИМАНИЕ, СПОЙЛЕРЫ! (Не читайте этот текст, если ещё не смотрели фильмы «Чёрная вдова» и «Мстители. Финал») 

«Чёрная вдова» чудовищно опоздала. Причём и в своей, вымышленной, реальности, и в нашей. Ей бы покорять прокат несколько лет назад, когда приключения экс-россиянки Наташи Романофф, ещё бы имели интригу и смысл для неё самой. Но получилось так, что бравая героиня в исполнении бессменной Скарлетт Йоханссон довольствует масштабной эпитафией, которая на самом деле то ли двухчасовой тизер сериала о Клинте Бартоне, то ли обязательное высказывание о женской эмансипации. И то, и другое, к слову, смотрятся довольно симпатично и имеют право на существование. Печалит лишь тот факт, что сама Чёрная вдова полностью растворилась в миллионах этих интерпретаций, потеряв в них собственное лицо, которое как раз и хотелось пристальней рассмотреть в сольнике.

Хронологически фильм стартует после событий картины «Первый мститель. Противостояние». Наташа скрывается от преследующего её американского правительства где-то в Скандинавии. Живёт в вагончике и катается на «Ниве». Но её настигает прошлое, в котором существовала выдуманная семья из Огайо, «Красная комната», превращающая детей в легко управляемых убийц и легендарный Будапешт, резко перевернувший жизнь шпионки Романовой. Впрочем, долго смаковать эти подробности фильм не собирается. Он несётся галопом по Европам и российскому захолустью, и вот уже Наташа вместе со своей подставной семьёй решают дружно уничтожить «Красную комнату» и как это бывает, по ходу действия то постреливают, то лавины вызывают, а то и ужины с разбором полётов устраивают. Сначала все друг друга ненавидят и никто никому не доверяет, в конце это сменяется уважением, взаимовыручкой и прочими чудесными явлениями человеческих взаимоотношений.  

Семейные ценности, между тем, хоть и лежат на поверхности, не могут, несмотря на все старания создателей, занять роль главной темы картины. В первую очередь, потому что в них  не очень-то и верится. Искусственно созданная ячейка общества такой и осталась, потому что изначально была составлена из непреклонных индивидуалистов, преследующих свои цели. А дети, попавшие с ними в один дом на три года, — обычные заложники ситуации, получившие свои глубокие психологические (и не только) травмы, благодаря своим названным родителям и системе, в которой им вместе выпало выживать. Впрочем, взрослым в этой ситуации в итоге досталось не меньше, и, вот, за столом собираются четверо искалеченных, сломанных людей, которые и починке уже не подлежат, и дальше так жить не могут. Их стремление уничтожить «Красную комнату» — проработка собственных травм, которая может принести облегчение, но никак не семейное сплочение.  

Впрочем, успех этой операции оставляет двойственные впечатления. Уничтожение запершегося в воздушном бункере старикашки, возомнившего себя властителем мира, приносит спокойствие, но вряд ли дарит героям исцеление. Они все такие же сломанные, хотя теперь и свободные. И это очень интересный подход к теме. Проблема уничтоженной жизни и личности не решается по щелчку пальцев, возможно, она вообще не решается. И это больно принять. Почти также, как сломать себе нос, но такова цена. Зато потом ты можешь делать, что волен: завести собаку или пожертвовать собой ради благополучия человечества. Другими словами, ты можешь научиться жить с этим (или, опять же, не жить). При этом существует и благородно-освободительная миссия: не дать другим попасть в такой же страшный капкан, подарить им возможность жить своей жизнью. И дело здесь даже не в феминизме, а в эмоциональном интеллекте тех, кто пережил «собственное убийство»: такого не пожелаешь даже врагу. Поэтому Чёрным вдовам дают шанс, а Наташе Романофф — возможность достойно уйти. Тем более и смену ей подобрали достойную. 

Вот такой и получилась «Чёрная вдова»: необязательной, предсмертной, актуальной и обреченной. Тем интереснее рассматривать её как частицу суматошной системы Marvel: то ли это всё всерьёз, то ли действительно сказалась задержка, и фильм оказался сиротливой потеряшкой с серьёзными глазами, который никак не найдёт своё место среди разодетых в перья и блестящую броню собратьев. 

Что вызовет кинематографический оргазм: 

  • Скарлетт Йоханссон и Флоренс Пью: по отдельности и в дуэте 
  • шутки 
  • Нива Наташи 

Что вызовет кинематографическую импотенцию: 

  • осознание, что всё это уже никак не влияет на судьбу главной героини

Кстати, про «Чёрную вдову» мы подробно говорили в нашем регулярном подкасте. Там ещё больше теорий о замыслах авторов, обсуждение вертолёта со стыдной фамилией и рассуждения про новую женственность. Присоединяйтесь!

Share This Articles

Комментировать

Ваш E-mail адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Напишите сюда, что хотите найти