fbpx
CLIMAX

Все всё понимают. «Общага» Романа Васьянова

Все всё понимают. «Общага» Романа Васьянова

Хождение по обшарпанным коридорам длиною в жизнь 

На этой неделе сразу на трёх стриминговых платформах вышел дебютный фильм нашего оператора в Голливуде Романа Васьянова, который снимал «Ярость» и «Отряд самоубийц». Его кино совсем на похоже на зарубежные блокбастеры, на типичный российский авторский кинематограф оно тоже не смахивает. В основе фильма — роман Алексея Иванова «Общага-на-Крови», а внутри размашистая рефлексия о компромиссе и личных благах, чуть-чуть не доходящая до причудливой антиутопии. Этого оказалось достаточно, чтобы на прошедшем «Кинотавре» фильму выдали награду за лучший дебют. 

В обычной свердловской общаге в 1984 году живёт и не горюет кучка старшекурсников: скользкий и умеющий достать что угодно Игорь (Илья Маланин), пьющий и поэтически настроенный Иван (Никита Ефремов), надменная красавица Нелли (Ирина Старшенбаум) и простодушная Света (Марина Васильева). Благодаря судьбоносному подселению в их компанию добавляется тихий первокурсник (Геннадий Вырыпаев) с говорящим прозвищем Забела.

При роковом стечении обстоятельств последний становится свидетелем малоприятного происшествия в обшарпанных стенах общаги, а затем и самоубийства одной из студенток. Прекрасно осознавая, кто виноват в произошедшем, Забела планирует обо всём честно рассказать следователю, но кому-то в общежитии это не нравится. В итоге под удар попадает вся компания друзей честного первокурсника: их выселяют из общаги, и молодые люди вынуждены перейти на нелегальное положение в месте, которое казалось им родным домом. 

В самом начале фильм не вызывает доверия: как-то всё слишком искусственно-картонно. Размалёванные студентки ведут себя в лучшем случае как барышни из поздних 90-х, лексикон молодёжи тоже совсем не вяжется с 80-ми, портреты героев нарисованы слишком размашисто, а сюжетная канва покоится на жирных стереотипных сваях. Поэтому на первых минутах создаётся чёткое ощущение, что ты смотришь какую-то примитивную и недостоверную чернуху. Но чем дальше идёт сюжет, тем ярче высвечивается обман, жертвой которого ты стал. «Общага» — не то, чем кажется. Истории студенчества и взросления сразу проходят мимо, перед нами чистой воды «достоевщина». Настолько же трагическая, насколько обыденная. 

Попав в немилость к руководству общаги, каждый из героев вынужден мучительно выбирать: правда или собственное благополучие. И, если сначала кажется, что у них есть шанс проскользнуть между этими «струечками», то ближе к концу каждый доходит до какой-то абсолютно животной одержимости собственной судьбой. И их сложно в этом упрекнуть. «Общага» умело вскрывает вечный вопрос о моральном компромиссе, когда ты готов мириться со злом за соседней стеной, если знаешь, что к тебе в комнату оно не постучится. При этом каждый понимает, что нет ни малейшей гарантии, что оно всё-таки не заглянет как-нибудь на чай. Проще об этом не думать. И мы все не думаем. А Роман Васьянов об этом кричит. 

Единственный, кто не готов променять правду и справедливость на безбедное студенческое существование — чистый и спокойный в своей правоте Забела. Он словно не умеет жить, всё воспринимает конкретно, не понимая игры слов или иронии. С одной стороны этот образ — современный Мышкин, чудик, который хочет, чтобы всем хорошим было хорошо, а все плохие были наказаны, с другой — он призрак Человека, давно утерянного людьми. Не обладающего сверхспособностями, но отличающего чёрное от белого, и не умеющего лицемерно утверждать, что ни того, ни другого не бывает, есть только серое и с этим нужно мириться.

Здесь невозможно не отдать почестей Геннадию Вырыпаеву, который создал один из самых сильных образов «чистого» героя на экране. Он вытаскивает на своих плечах большую часть этого непростого и очень больного для зрителя фильма, оставляя далеко позади более опытных и модных актёров. Впрочем, сказать, что в картине кто-то не справился со своей ролью, не получится: даже невыразительная Ирина Старшенбаум попадает тут в цель. 

Бедные студенты буквально замурованы в общаге, и это самый страшный образ фильма. Такое ощущение, что жизни вне её стен не существует. Это доказывает единственный кадр, снятый за территорией общежития: выселенные молодые люди сидят на заброшенной, залитой грязью стройке, где, по всей видимости, планировалось возводить светлое будущее. Приходится возвращаться. Всегда приходится возвращаться и решать для себя, как ты живёшь дальше: со всеми или против всех. Хотя есть ли этот выбор на самом деле — большой вопрос, да и отвечать на него сильно некомфортно. Примерно так же, как смотреть «Общагу». Но этот факт как раз и говорит о том, что смотреть нужно. И если тебе было не по себе — значит что-то внутри ещё можно спасти. 

Кинематографический оргазм

  • точно может случиться от актёрских работ Геннадия Вырыпаева или Никиты Ефремова, к примеру. 

Кинематографическая импотенция

  • грозит тем, кто боится/не любит «достоевщину» и не принимает условности.
Share This Articles

Комментировать

Ваш E-mail адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Напишите сюда, что хотите найти