fbpx
CLIMAX

О режимах и людях. «Монстр из Мартфу»

О режимах и людях. «Монстр из Мартфу»

На прошедшей неделе, с 3 по 8 апреля, в Москве при поддержке coolconnections и Каро Фильм прошел 4й фестиваль венгерского кино — CIFRA. Среди прочего, в субботу был показан лучший триллер-2016, снятый по реальным событиям.

Если о кинематографе Венгрии стоит говорить отдельно, дабы уловить специфичные, только ему присущие, черты, то о фильме, в целом, можно поговорить без больших лирико-исторических отступлений.

Итак, «Монстр из Мартфю»/Задушенные (на английском название звучит как «Strangled») — это детективный триллер. Классика: преступление — расследование — суд — новое преступление — новое расследование. Вот с последнего момента и начинается развитие событий. Молодой детектив активно берется за расследование, потому как схваченный и едва не казненный преступник вот уже почти 10 лет сидит за то, чего не совершал.

Очень откровенно: сцены насилия, прямые резкие взгляды, от которых не прикрыться, простые диалоги, о которых мы забываем… Съемка все время кажется полулюбительской. Европейское кино вообще далеко от шаблонной отстраненности Голливуда.  Но суть как раз в этом: в живости, в правдивости происходящего, в будто бы неотрепетированной игре. В довольно ярких цветах, в порой нечетких кадрах или размытых силуэтах. Вот и цепляет — так сильно, будто это такой старый фильм, с шармом 60-х, с бабеттами, смешными красными автобусами и простой деревенской глушью. Да, Мартфю — деревня, которую прославила серия убийств. Прославила в стране — но не в мире, и потому так странно смотреть фильм о реально существовавшем серийном убийце из такой далекой и близкой Венгрии.

Итак, в тюрьме сидит Рети Акош. Несколько лет назад его обвинили в убийстве любимой женщины, а он пребывал в таком шоке, что не смог дать полноценных показаний… На том и завершилось его дело, а он оказался в тюрьме. Очень удобно: режим во имя укрепления требует поимки преступников, а тут как раз сбитый с толку парень. Наличие режима — такая знакомая история, не правда ли? Двадцатый век на всей карте мира оставлял шрамы. После контрреволюции в Венгрии необходимо было заставлять народ верить установившейся власти. А это значит: есть преступление — будет и преступник. Невиновный, случайный, удобный. Не тот. У многих стран есть своя история о серийном убийце (монстр из Мартфю напоминает «газового маньяка» из Лондона схемой преступления). Как и история об убийственной власти. Странно, но когда сильно государственное подавление в рамках обычной жизни, находится немало психопатов, обходящих рамки железобетонной системы. Человек насильно признался в одном преступлении и сел. А спустя время история повторяется, и не раз. И, когда убийства возобновляются, а главный обвиненный сидит в тюрьме, молодого следователя начинают мучить вопросы, а его сотрудников — страх быть раскрытыми. А в конце концов и совесть, и чувство вины, и желание исправить ситуацию. Вопрос только в том, что уже может быть поздно.

Весь фильм — это поведение людей, поступки, совершенные в согласии или несогласии с существующей системой, поиски или, напротив, сокрытие правды. И если первое делается бесстрашными, то второе — напротив, теми, кто боится. Более того, неправ почти всегда будет тот, кто ищет истину. Лента не особо концентрирует наше внимание на собственно преступлениях или мотивах убийцы, или чувствах его жертв, или на переживаниях тех, кто потерял людей. Только поиски, борьба и попытки совладать с теми, кто блюдет целостность системы.

Далеко не факт, что вам понравится этот фильм: специфично для восприятия, особенно если привыкли к выточенному по лекалам американскому кино. С другой стороны, почему бы и не познакомиться с лентой, которая в Венгрии считается лучшим триллером-2016 (учитывая, что у нас, например, с триллерами дела так себе)?

Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти