fbpx
CLIMAX

Не противься злому. «Тайная жизнь» Терренса Малика

Не противься злому. «Тайная жизнь» Терренса Малика

Событие для кинематографа последнего десятилетия почти небывалое — Терренс Малик снял сюжетный фильм. С последовательным изложением событий, полноценными (ну, почти) диалогами и пресловутым делением на акты. Однако при этом он остался собой. Поэзия, рассказанная при помощи монтажа и движений камеры, никуда не делась. Как и неповторимый стиль позднего Малика. О том, кто снял эту картину, можно догадаться, посмотрев даже небольшой эпизод.

Тайная жизнь

 

 

Катализатором движения режиссера обратно к более традиционному формату повествования стала реальная история Франца Егерштеттера. Простой австрийский фермер во времена Второй мировой отказался присягать Гитлеру и каким-либо образом участвовать в военной агрессии Третьего рейха. Напротив, убежденный пацифист Франц в те неспокойные времена вел речи о том, что настоящий герой — не тот, кто приходит с оружием в чужой дом, а тот, кто этот дом защищает. Речи для населения, зомбированного машиной пропаганды и пышными тирадами о величии арийской расы, небывалые, звучащие почти кощунственно. Франц же стоял на своем до конца, по-толстовски не противясь злу насилием и создав свою собственную, скрытую ото всех жизнь (еще один привет локализаторам — именно скрытую, никакой тайны из своих убеждений он не делал).

Сама по себе жизнь (или, скорее, бытие) блаженного Франца (все официально — впоследствии Римская католическая церковь действительно причислила его к лику) — материал очень, как принято говорить, кинематографичный. Попади он в руки условного Сэма Мендеса, получилась бы добротная околовоенная драма о несгибаемой силе духа, с неизменным пацифистским пафосом обличающая человеконенавистническую сущность нацизма. Но Малик не спешит громогласно обвинять преступный режим (право слово, уж в 2020 это у большинства людей и так вшито в ДНК). Скорее он старается найти и показать ту самую скрытую жизнь. Небольшой мирок, полный любви и красоты, до поры защищенный от внешнего мира. Его внутренняя красота подчеркивается красотой внешней — от агрессивной среды быстро меняющегося не в лучшую сторону мира Франца и его семью ограждают не только его убеждения, но и живописные австрийские Альпы.

Тайная жизнь

Горы помогают как герою картины, так и и ее автору. Снимая семейную идиллию Франца на фоне бесконечно прекрасных альпийских склонов, Малик полностью погружает зрителя в контекст своего фильма, не прибегая при этом к излишним пояснениям, ни к словесным, ни к визуальным. Таким образом, воспетая режиссером красота скрытой жизни Франца Егерштеттера лишь усиливает у зрителя восприятие драматичных событий его жизни внешней. Как всякий настоящий художник, Малик пишет большую картину, фокусируя внимание зрителя на деталях.

И в центре этой картины — даже не ее главный герой, а скорее его образ. Образ не канонический, застывший на иконах, а живой, наслаждающийся безмятежной семейной прогулкой по склонам вечных и мудрых гор.

В кино с 19 марта.

Тайная жизнь

Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти