fbpx
CLIMAX

Досье: Джон Доу

Досье: Джон Доу

Джон Доу — так называют неопознанных умерших людей, когда те поступают в федеральный морг. Аналогичная ситуация с любым другим неопознанным человеком. Например, маньяком. Когда Чикаго потрясло жесточайшее убийство огромного толстяка, а затем — и парня с пролежнями, убийце, которого определили как серийного, дали это имя. Знакомьтесь, Джон Доу. Фанат семи смертных грехов.

Имя: Джон Доу/Не установлено

Род деятельности: Кровавая проповедь

Место жительства: Нью-Йорк

Обвиняется в: Маниакальном религиозном фанатизме и серии убийств

Маньяки

Представьте, что мир вокруг сходит с ума. Идут войны, люди друг другу изменяют, друг друга бьют или даже убивают, повсюду толкают наркотики, детей, секс-рабов — и кажется, что этому никогда не будет конца… Если только не перевести глас божий на язык человечий и сообщить людишкам, что конец придёт очень быстро, если они не возьмут себя в руки.

Такая вот мысль и пришла в голову некоему Джону Доу. Настоящее его имя неизвестно, поэтому копы дают ему базовый аналог «Ивана Иванова». Но дать имя и просечь его философию — это ещё не всё. Надо его каким-то образом остановить, не дать ему дойти до финала. Однако грехов-то смертных всего семь, а потому и времени совсем мало. Мистер Доу всё давно и тщательно продумал и даже включил себя в список: он сам — последняя, седьмая жертва. Это ли не настоящий сдвиг по фазе? Или, напротив, прозрение?

Как бы то ни было, этот парень шарит в формате: «блудницу» (проститутку) он приканчивает чужими руками, а точнее, чужим членом. Насадкой на член. Огромным ножищем. Без деталей, это одна из самых жутких эротических сцен в истории кино.

Огромного обжору, который неспособен из-за веса вести полноценную жизнь, он откармливает до смерти.

Алчного адвоката он заставляет кромсать самого себя.

Горделивую модель лишает лица и предлагает ей либо звонить спасателям, либо покончить с собой (догадайтесь, что она выбрала).

Лентяя заставляет медленно и мучительно разлагаться живьём.

Разгневанного копа наказывает, отняв самое дорогое, что у него есть.

А себе оставляет зависть. Зависть — вы сейчас удивитесь! — к нормальной жизни. Так-то. Маньяк осознаёт, что хочет, но не может жить, как обычный, простой, нормальный, порой даже скучный человек. Но и не тянется к этому, потому что выбрал свой путь.

Он-то хоть знает, чего хочет, не то что нынешние тридцатилетки.

Share This Articles

1 comment

Комментировать

Ваш E-mail адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Напишите сюда, что хотите найти