fbpx
CLIMAX

Аронофски. Мастер, но не гений

Аронофски. Мастер, но не гений

Сегодня, 12 февраля, режиссёру, сценаристу и продюсеру Даррену Аронофски исполняется 52 года. К этой некруглой, но чётной дате я бы хотел рассказать, как лично я вижу творчество Аронофски. Все рецензии субъективны, но здесь субъективизм превысит все допустимые пределы. Если вы хотите втолковать мне, почему я не прав (хотя как личное мнение по поводу творчества может быть неправильным?), приглашаю вас пояснить за базар в комментариях.

Творческий путь Аронофски к большому кино был долог и тернист. Первый свой фильм – короткометражку «Чистка супермаркета» – он снял в качестве дипломной работы в 1990 году. На протяжении следующих восьми лет он снял ещё три короткометражки и в 1998 году снял свой первый полный метр «Пи», название которого отсылает к математической константе π. Фильм рассказывает о гениальном математике Максе Коэне, который страдает от всевозможных психических заболеваний. Он уверен, что вся окружающая жизнь объясняется цифрами, и в результате приходит к ошеломляющим открытиям. Фильм смотрится тяжело и максимально артхаусно: чёрно-белая съёмка, сюжетная мешанина из математических вычислений, психических расстройств и еврейских заговоров. Простота декораций и отсутствие известных актёров объясняется проблемой любого дебютанта: бюджет в бутылку водки и палку колбасы, которую подогнали друзья из собственного холодильника. Тем не менее, даже в такой пробе пера чувствуется талант автора: атмосфера безумия, схожая с «Головой-Ластиком» Линча, операторские находки и, конечно, саундтрек. В свой первый фильм Аронофски умудрился привлечь великого Клинта Манселла, который станет практически бессменным композитором многих его картин.

Следующим фильмом Аронофски стал, наверно, самый известный обывателям «Реквием по мечте». Для меня же этот фильм, наверное, самый неоднозначный в его карьере. С одной стороны, в нём куча интересных операторских находок, погружающих нас в мировосприятие героев-наркоманов (ускоренная съёмка; разделённый экран для демонстрации одиночества; камера, закреплённая на актёре и делающая его одновременно оператором). Нельзя не отметить ту самую знаменитую тему фильма, написанную Клинтом Манселлом, столь грандиозную, что в интернете её авторство приписывают Моцарту. С другой стороны, сюжет картины банален до безобразия и укладывается в одну фразу «Наркотики – зло!».

Вышедший спустя шесть лет «Фонтан» – самая сложная картина в карьере Аронофски. Получивший было карт-бланш после «Реквиема», режиссёр обломался о жестокий мир больших денег. От работы с ним отказались уже получившие роль Бред Питт и Кейт Бланшетт, а продюсеры не спешили вкладывать деньги в чересчур хитровыебанный сценарий. Спустя четыре года мытарств Аронофски сумел привлечь в проект Хью Джекмана, пытавшегося как-то сменить уже тогда подзаебавший его образ Россомахи и свою тогдашнюю невесту Рейчел Вайс. Показанный в 2006 году на Венецианском кинофестивале, «Фонтан» получил довольно благосклонные отзывы, но, тем не менее, с треском провалился в прокате. Для меня же «Фонтан» – лучший фильм в карьере Аронофски. Торжество красок и операторских фишек, сюжет, развивающийся в трёх параллельных вселенных, но при этом рассказывающий о простых, понятных каждому человеку вещах – потеря близких, страх смерти и принятие неизбежного. В «Фонтане» удалось воплотить восхитительный мир поисков, магических путешествий и бессмертной любви.

Тем не менее, провал «Фонтана» сильно подкосил режиссёра. Он сокрушался, что среднестатистическому зрителю в целом насрать на кинематографические приёмы, новаторские методы съёмки и прочие фишки – ему подавай понятную историю. Итогом таких размышлений стал «Рестлер» – ещё одна наибанальнейшая картина о закатившейся звезде постаревшего рестлера в исполнении Микки Рурка. Этот фильм был обласкан критиками и зрителями за искренность, поскольку в определённом смысле стал биографическим по отношению к карьере самого Рурка. Впервые за много лет он получил одобрительные отзывы критиков.

«Чёрный лебедь» стал своеобразным мостом между «Рестлером» и предыдущими сюрреалистическими картинами Аронофски: простой сюжет о стремящейся к совершенному исполнению своей партии балерине не оставлял вопросов после просмотра, но был наполнен мистическими элементами мира сходящей с ума танцовщицы.

В следующем фильме «Ной», основанном на понятно какой притче, Аронофски вернулся к своей любимой теме религии. По традиции, фильм расхвалили критики, но не оценили зрители. Кроме того, фильм был запрещен к показу в исламских странах за изображение Ноя (который в исламе считается одним из пророков).

Последний на данный момент художественный фильм Аронофски – «Мама  – один из самых странных в карьере режиссёра. Он снимался в условиях строжайшей секретности: синопсис фильма был неизвестен вплоть до релиза, а всем приглашенным на предпремьерный показ критикам и журналистам было запрещено разглашать хоть какие-то детали сюжета. Если честно, для меня этот шаг остаётся загадкой, потому что сам сюжет на редкость банален – это пересказ Библии в миниатюре. Однако в этот пересказ Аронофски внёс свои коррективы: в фильме Бог показан самовлюблённым, тщеславным, в чем-то наивным, Адам и Ева – наглыми и пугающими, а верующие – безумной жестокой толпой. Центральная же роль отдана Матери Земле – заботливой, любящей, слабой и ранимой.

Для меня крайне сложно охарактеризовать творчество Аронофски как-то однозначно. Его бросает из сюрреалистического арт-хауса с элементами боди-хоррора в заурядные драмы и религиозные притчи. При этом через все его работы проходит красной линией тема одержимости, будь то низменная тяга к наркотикам или возвышенная страсть к любимому человеку. Сам Аронофски такой же одержимый, как герои его картин: в чем-то нерешительный, сомневающийся, но неизменно искренний. При всём его неоднозначном творчестве Аронофски, несомненно, одна из самых интересных фигур современного кинематографа.

Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти