fbpx
CLIMAX

AmFest / «Сигнал бедствия» Карен Чинорре

AmFest / «Сигнал бедствия» Карен Чинорре

Однажды Алиса нырнула в газовую плиту — и долго-долго плыла то ли вниз, то ли вверх…

Главная героиня фильма «Сигнал бедствия» (в оригинале — Mayday) изначально «никто», так про неё и говорят в ресторане, где она работает. А потому когда она обретает новое имя на новой земле, на которой оказалась по весьма чудесатой случайности, она обретает и новую себя. Ведь помимо того, что девушка живёт в машине, а на работе её ни во что не ставят, о ней больше ничего не известно. Да и есть ли что рассказывать?

сигнал бедствия

Прежде чем буря вынесла девушку на берег, она была в ресторане, где готовилась свадьба. Невеста плакала, метрдотель харассил, и свет дьявольски мигал, пока мужской мир всячески приспосабливал женщин к их «специально отведённым местам». Как и что произошло, неизвестно, но героиня оказалась далеко-далеко от этого жуткого места: в компании воинственных и прекрасных, а главное — свободных девушек.

Они одеты в форму, но каждая сама себе выбрала роль — в отличие от мира, где им едва ли что-то было подвластно. Марша, Би и Герт живут на старой подводной лодке, и в любой непонятной ситуации стреляют по особям мужского пола. В понятной тоже. Всё просто: в этом мире идёт вечная война. Война мужчин и женщин. И в прежний мир они возвращаться не собираются.

сигнал бедствия

Предводительница Марша даёт новоприбывшей имя — Ана, а ещё учит её стрелять, определять координаты шторма и заманивать в этот шторм мужские судна. MAYDAY — сигнал бедствия, который когда-то не помог спастись и «Титанику», — превратился здесь в способ расправиться со «спасителями». Для Марши мир не то что чёрно-белый: он просто чёрный, и в нём необходимо выживать. Что она и делает всеми силами.

«Из девушек получаются отличные снайперы: надо часами находиться в неудобной позе», — поясняет она и прежнюю, и предстоящую женскую участь

Поначалу Ана просто вливается, примеряет свеженькую роль (а была ли у неё роль прежде?), учится плавать. Плавать по-настоящему, хотя это очевидная метафора для обретаемой ею самостоятельности. Она учится держаться на воде без поддержки — как если бы речь шла о взрослой самостоятельной жизни, где никто не может и не смеет пытаться руководить её действиями.

сигнал бедствия

Но Ана не готова и не хочет стрелять по, как ей кажется, невинным мужчинам. Она всё ещё обретает идентичность и пытается сопоставить новую реальность со своим мироощущением. Увы — жуткий сон, бесконечный тоннель в котором держит Ану, словно заложницу, — повторяется раз за разом, и в конце концов приводит в этот мир её страх, воплощённый реальным обидчиком. И тогда она делает выбор, а Марша торжествует. Хотя долго это торжество не продлится: Ана, кажется, нащупала путь и готова идти по нему семимильными шагами. Вот только её ли это путь? Быть может, она попала в этот странный мир лишь для того, чтобы нащупать под ногами почву или осознать, понять, измерить собственную внутреннюю силу. Проверить, на что она способна, например.

«Хватит делать больно себе — делай больно другим», — таково мировоззрение Марши, и в какой-то момент Ана без труда с ней соглашается.

Так или иначе, Ана преображается. «Никем» она была до бури — и здесь вновь слышит «ты никто», и это как запал у горы пороха. Ана совершенно точно боец, а это уже не «никто». Хотя, примерившись к роли воинственной истребительницы, девушка понимает, что та ей не впору — и стоит продолжить поиски своего места. Как бы ни хотели девушки страны грёз, она вряд ли приживётся на их ржавой подводной лодке. В отличие от них, Ана ещё не срослась со своей ненавистью, не приняла свой страх как часть жизни, которую нужно истребить.

А значит, Алисе придется покинуть Страну чудес. Вот только жаль думать о том, что оставленные по эту сторону войны так и не смогут обрести покой — и будут находиться в вечной борьбе с собой, чужими представлениями о них и всем мужским миром.

Это удивительно красивый и пугающий фильм. С одной стороны, есть страна фантазий, где женщины запросто расстреливают мужчин, мстя им за всё, что было и будет: их немного, но они «в тельняшках». И в некоторых моментах справедливость торжествует. С другой — пугает сам факт существования этой страны. Насколько болезненными могут быть воспоминания о прежней жизни, что девушкам снятся кошмары, и они напрочь отказываются возвращаться, стараясь как можно скорее позабыть обо всём, что было до.

сигнал бедствия

Миа Гот здесь перевоплотилась из раненой большеглазой и по большей части невинной лани в хищницу, прекрасную и холодную, но не бесчувственную. А из Грэйс Ван Паттен получилась чудесная Алиса/Ана: она во все глаза смотрит по сторонам и легко усваивает правила нового мира, но готова пожертвовать жизнью, чтобы хотя бы попытаться вернуться в старый. И вот в чём штука: здесь оказываются и мужчины, и женщины — похоже, все, кто однажды запутался в своей жизни. Или же это лишь призма Аны, ибо каждое действующее лицо «прибыло» из ресторана, где буквально накануне она позволяла относится к себе как к вещи.

Девушки военного мира, словно сирены, заманивают ничего не подозревающих мужчин сигналом MAYDAY в самое сердце бури. Сюрреалистичность происходящего дополняется сумасшедшей синевой моря и абсолютным безвременьем: какие именно годы XX века и XX ли это вообще век — сказать сложно. Как в изначально представленной реальности главной героини, так и в мире стрельбы и ложных координат, нет ничего, что намекнуло бы на локацию или десятилетие. А оно и не нужно вовсе: ситуация-то стара как мир. Это пугает. Но в лице главной героини и без лишних феминистических од на экране появляется надежда: чтобы изменить что-то, нужна не война.

сигнал бедствия

Кинематографический оргазм

  • получат те, кому по душе сюрреалистичные «другие» миры и аллегория Страны чудес как способа сбежать от проблем

Кинематографическая импотенция

  • ждёт тех, кто слишком серьёзно относится к текущей повестке

Share This Articles

Комментировать

Ваш E-mail адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Напишите сюда, что хотите найти