fbpx
CLIMAX

Американская история ужасов. 10 сезон

Американская история ужасов. 10 сезон

Бочка меда с бочонком дегтя

Американская история ужасов — проект, прошедший большой неровный путь. Изначально клёвая идея через штампы фильмов ужасов рассказывать новые незаезженные истории о социальных страхах разных временных периодов работала с попеременным успехом. Несмотря на то, что первоначальный план отсылал к классическим, довольно беззубым с современной точки зрения ужастикам, создатели не стеснялись секса, крови и жести. В сериале воплощались страхи как физические, так и моральные. Я пробегусь по верхам по предыдущим сезонам и расскажу, как вижу их я.

американская история ужасов

Первый сезон, посвящённый классическому дому с привидениями, говорил о проблемах разваливающейся семьи и следующих за этим непонимании и одиночестве. Второй сезон, мой любимый до выхода десятого сезона, рассказывал о психиатрической лечебнице в 50-60-х годах прошлого века и варварских методах «лечения», в ней практикуемых. На мой взгляд, это самый пугающий сезон, давящий безысходностью и теснотой больничных палат.

Третий сезон — довольно безликий, но со своими изюминками, — посвящён школе ведьм. Четвёртый является своеобразным ремейком классического американского фильма Freaks 1932 года и рассказывает о цирке уродов. Это самый морально тяжёлый сезон, вызывающий жалость к людям, обречённым на отказ от жизни в полноценном человеческом обществе. Пятый сезон — отель с приведениями-маньяками. В своё время он показался мне довольно интригующим, однако сейчас я с трудом могу вспомнить что-либо оттуда. Шестой сезон вспоминал старую легенду о пропавшем поселении Роанок и заигрывал со стилем мокьюментари.

Американская история ужасов

А вот с седьмого сезона начались проблемки, которые можно обозначить словом ПОВЕСТОЧКА. В нём воплотились страдания части американского народа по поводу избрания Трампа в качестве президента США. Главный злодей сезона, по мнению создателей, представлял собой типичного избирателя Трампа — озлобленного женоненавистника и расиста. Он организовал секту из себе подобных и устроил старую добрую бойню для всех несогласных. И если раньше ПОВЕСТОЧКА представляла собой довольно умные высказывания о несправедливостях, через которые проходили «не такие» люди (например, во втором сезоне психиатр-маньяк «лечил» гомосексуальность героини с помощью изнасилований и принуждением к наблюдению за дрочкой), то здесь мысли доносились с помощью дуболомных штампов.

Американская история ужасов

Дальше — хуже. Восьмой сезон является квинтэссенцией безвкусицы и сценарного бессилия. Обладая интригующей завязкой и интересной концепцией апокалипсиса, во второй половине он скатывается в аттракцион-путешествие с посещением персонажей прошлых сезонов. На основной сюжет кладется здоровенный хуй, зато появляется куча дополнительных веток от уже завершенных сюжетных линий других героев. Все это безобразие щедро посыпано ПОВЕСТОЧКОЙ и гейским сексом. Приятного аппетита!

Девятый сезон во многом ремейкал истории про маньяков и убийства в детском лагере. На фоне предыдущих двух показался в целом неплох, хотя концепция «убитые на проклятой территории люди остаются там в виде призраков» изрядно подзадолбала.

Всю эту графоманию я развёл для того, чтобы вы понимали те ощущения и ожидания, с которыми я включал десятый сезон. Он носит название «Двойной сеанс», и, в соответствии с ним, разделён на две не связанные друг другом части. Не ожидая ничего хорошего, я получил лучший сезон в истории сериала. Вернее, не сезон, а первую его половину, которая достойна отдельного фильма и выдвижения на всевозможные награды. А вот вторая половина, в лучших (худших) традициях осталась бессюжетным говном. Но обо всем по порядку.

Первая часть «Двойного сеанса» — «Красный прилив» — рассказывает о городке Провинстауне, прибежище странных вампирообразных существ и мекке разнообразной творческой элиты. Провинстаун необъяснимым образом является музой для сотен разномастных писателей, музыкантов и художников, которые после пары месяцев отдыха там выдают лучшие шедевры в своей карьере. С надеждой на аналогичный исход в город приезжает сценарист Гарри Гарднер, его беременная жена Дорис и их дочь Альма. Он быстро выясняет источник этого необычайного вдохновения и сталкивается с ценой, которую требует платить его новая муза.

По сути, первая часть «Двойного сеанса» представляет собой притчу-размышление о таланте и его источнике, успехе и его последствиях. Сценаристы постоянно подбрасывают зрителю неудобные вопросы: а может ли гений ради своих нужд пожертвовать «серостью» или даже своими близкими? На что ты готов ради успеха? Причем не ради абстрактного успеха, а ради всемирного признания, которое фактически лежит у тебя на ладони?

«Красный прилив» — это не только выдающееся произведение сценарного искусства; он отлично и атмосферно поставлен и сыгран. Не могу обойти вниманием Макколея Калкина, новичка в труппе AHS, который впервые за двадцать с чем-то лет получил приличную роль в крупном проекте и блистательно с ней справился.

История его персонажа в чем-то повторяет его собственную (как это было с Майклом Китоном в «Бердмене»), что добавляет этой роли дополнительного интереса. Искренне желаю ему возобновления его актёрской карьеры и новых проектов. Отдельного «браво!» заслуживает 11-летняя Райан Кира Армстронг, сыгравшая дочь главного героя. Она играет наравне с опытными актёрами, мастерски меняя образы и настроения.

Ощущения же от второй части сезона — «Долины смерти» — такие, как будто её снимали на сдачу от «Красного прилива». Повествование ведётся параллельно в двух временных промежутках. В первом, в начале 1950-х, тогдашний президент США Эйзенхауэр заключает договор с инопланетянами, позволяющий им проводить эксперименты с людьми в Зоне 51. Во втором — группа студентов становится жертвой этих экспериментов.

Какого-то цельного сюжета нет. «Долина смерти» является стёбом над набором конспирологических теорий, укрепившихся в американской истории. Тут тебе и исчезновение Амелии Эрхарт, и убийство Кеннеди, и самоубийство Мэрилин Монро, и Уотергейтский скандал, и многое другое.

Да, с одной стороны, это забавно, но на фоне гениального «Красного прилива» смотрится просто жалко. Первые пару таких моментов вызывают какой-то интерес и удовольствие, но в дальнейшем этот приём скатывается в самоповтор и рождает только скуку. Кроме того, в «Долине смерти» авторам отказывает чувство вкуса, потому что сцены вроде той, где беременная инопланетянами гей-пара пытается спасти своего ребёнка от владельцев Зоны 51 с помощью кесарева сечения, вызывают лишь недоумение.

Что вызовет кинематографический оргазм

  • «Красный прилив»

Что вызовет кинематографическую импотенцию

  • «Долина смерти»
Share This Articles

Комментировать

Ваш E-mail адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Напишите сюда, что хотите найти